alienist_l (alienist_l) wrote,
alienist_l
alienist_l

Categories:

«Лето и дым» .Театр им.Коммисаржевской или Соприкосновение с жизнью.


Соприкосновение с жизнью. Оно началось даже не знаю когда. В начале любого спектакля мне всегда немного неловко, я чувствую себя чужим. Вот и в этот раз я смотрел и видел сцену и актеров, не их роли и не жизнь, не пьесу. А потом был «комок в горле». Знаете, это такая фраза ,что часто говорят истерички. И включилось мое психиатрическое «альтер эго». Она, главная героиня, была типичной истеричкой. Той самой, что живет в своем мире, той самой, что требует к себе внимания и живет ,пока находится в его центре .Я принялся наблюдать с профессиональным интересом, отслеживая симптомы, оценивая личность.
И вот появился он- главный герой. Он был врач, который никогда не хотел быть врачом. И героиня любила его. Любила той нервной ,идеальной и возвышенной любовью, на которую порой бывают способны истерички. Да, он был врач начала 20-го века и в его словах явственно видны воззрения того времени на истерию. Идеи Шарко и Крафт-Эббинга .Мне стало еще интересней, ведь любовь врача и истеричк это та еще смесьJ Я следил за действом со смешанными чувствами. Следил с веселостью и ироничностью ,злорадством(когда ее макали лицом в характер),и сожалением. Нашлось место и одобрению, даже жалости. Было многое и все это я чувствовал одновременно, мысли и образы еще неспешно танцевали у меня в голове. Но потом….что-то неуловимо изменилось. Я сразу и не понял. Как-то поблекло все и подернулось тревожной дымкой. При этом пьеса шла своим чередом ,никаких резких сюжетных поворотов. И лишь немного позже я понял причину.
Он был похож на меня. На такого меня, когда я в своей цинично-веселой, разухабистой врачебной манере .Он также весел, говорлив, любимец женщин. Мужчина с плотной фигурой и улыбкой из сердца. Он чувствовал жизнь и жил, привлекая к себе и нравясь без усилий. Но я вдруг почувствовал, что он и не живет полностью. Что внутри есть большой пласт личной драмы, какого-то отчаяния, и потому его веселье и даже цинизм иногда становились надрывными. Вот она ,моя тревога. На сцене я увидел себя. Знаете ,что я сделал дальше? Я принялся «болеть « за него. Мне стало очень важным, чтобы он превозмог и дал жизнь своей затененной половине. Мне казалось, что, если сможет он, смогу и я. Я продолжал соприкасаться с жизнью, но не так как раньше. В этом состоянии я другими глазами смотрел на героиню. Да ,она осталась истеричкой, однако ее действия, ее нервная, идеализированная, в чем-то нереальная любовь к нему обрела другое звучание. Это был голос, взывающий к той, потаенной половине врача. Она повергала его в раздражение, в злобу. И он пошел вразнос. Жестокий, откровенный цинизм, страстные до безумия отношения с танцовщицей. Он делал все это но…чем дальше, тем понятнее становилось, что он не сможет, он дошел до края.
Она же…У меня сменилось направление взгляда. Вначале я видел идеальность и оторванность чувства от реального образа мужчины. Теперь же я видел глубину и силу ее собственных чувств, верность себе и…было ясно, что его цинизм ее не сломил. Одна только мысль вдруг обожгла : «неужели и через мой цинизм и веселость столь явственно проглядывает отчаяние?»
А потом, после того как отец той танцовщицы убил его отца, он…примирился с жизнью. Обычная фраза того времени для меня прозвучала удивительной и полной значения и величия. Он полюбил профессию, познал вдохновение, счастье излечения и достижения....Да, он обрел любовь и..потерял любовь. Тот, прежний циничный врач, отринув цинизм и признавшись себе в чувствах к героине, смог бы полюбить ее и быть с ней. Но тот врач, что полюбил медицину…нет, не смог бы..Медицина стала для него Первой и Единственной .Именно с ней он соприкоснулся душой и сердцем впервые в жизни. Да, он будет любить женщин потом, но они всегда будут в тени. Он утратил свою легкую улыбку, свою естественную привлекательность. Желание тела стало для него…не столько постыдным, сколько наполненным таинством и значением, а при мимолетном знакомстве это невозможно. А что она? Она прошла свой путь. За время спектакля смогла увидеть, что он другой, не тот человек, образ которого стоял перед ее внутренним взором. Не тот, но все же странным образом и тот. Его она любила. Увидев его настоящим, она смогла принять ранее отторгаемую часть себя. Героиня смогла принять свою чувственность, услышать голос тела и «земных» чувств к мужчине. И здесь заключается главная драма. Они не совпали в своей любви. Да, она была готова открыться ему и даже сделала это, заговорив о своих телесных желаниях. Она напомнила ему о его страсти и готова была быть с ним целиком. Ведь желания страсти и близости стали для нее неотъемлемой частью любви к мужчине. А он уже не мог. Любовь для него теперь означает глубину жизни, сочетание страсти, воли и привязанности. Он уже не может отдаться страсти, уступить ей ибо..Медицина владеет им.И поэтому им не быть вместе. Да, где-то на краю сознания брезжила мысль, что отринув медицину, отказав ей в личности, сделав над собой огромное усилие ,он смог бы..но это из области сказок.
И уже на излете спектакля, в последних его сценах я вдруг подумал о том ,как невероятно хрупка, как хрустальна первая любовь. И как счастливы те ,которые, испытав ее, остались вместе, сохранили ее. Как сказочно ,неповторимо и волшебно их чувство и как редко оно сейчас встречается в жизни. В этот момент я ощутил себя изгнанным из рая. Подумать только, ,первая любовь, ставшая долгим союзом двух..драгоценная, недостижимая, такая хрупкая мечта-сказка..Многие, очень многие изгнаны оттуда, также как и я. И потому я вышел из театра в состоянии щемящей тоски по утраченному и недостижимому. И уже идя по вечерним улицам великого Города, я вдруг подумал одну мысль и…чувство разочарования по-новому оттенило мои переживания. Чаша ее сердца бал полна, полна любовью и необычайно острым ощущением самой себя. Поэтому финал неудивителен. Она уезжает из города и страстно целуется с шофером подвозящей ее машины. Да, это неудивительно, но делает тоску по несостоявшемуся прекрасному еще сильнее. Так и все мы, отринув что-то ценное, хрупкое, иногда неосязаемое, бросаемся в пучину жизни. И кто знает, не лучший ли это выход.
А я шел все дальше..мимо Михайловского замка, где когда-то смотрел на Неву несчастный и сумасбродный Павел, через Марсово поле к Троицкому мосту. А потом через сквер домой, на улицу Куйбышева, недалеко от особняка Матильды Кшесинской. И это было время наивысшей ясности сознания. Время торжества жизни. Спектакль еще ходил во мне волнами и отголосками, чувствовалась какая-то глубокая радость, светлая печаль и грусть .И все это одновременно. Я очень остро видел подсветку Литейного моста, и он казался мне нарядным, невесомым .И уже когда я сходил с Троицкого, я ощутил, что это состояние покидает меня. Медленно и верно оно растворяется, уходит, оставляя после себя шлейф послевкусия и памяти. И впервые я не жалел об этом. Я просто тихо сказал: «до новых встреч»
Tags: рецензии
Subscribe

  • Рабочее.

    На работе веду по собственной инициативе учетную форму, разделы которой придумал сам. Точнее, не придумал, а решил, что именно эти данные буду…

  • Книга "Основы психофармакологии"

    Продолжаю читать "Основы психофармакологии" Стивена Стала. Год издания-2020. Автор живет и работает в США. В общем, западная медицина. Уже привычные…

  • Отношения с женщинами и трансфер. Взаимосвязи

    Отношения с женщинами.. они всегда начинались у меня медленно. я даже не могу сказать, с какого момента, не могу припомнить ничего четкого. Ну,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments