alienist_l

Category:

"Скорая". Начало.

Лето на Донбассе обычно жаркое. И в то, уже бесконечно далекое лето 2002 года тоже было жарко. Маленькое кирпичное здание Горловской станции скорой помощи утопало в зелени и зное. Обнесенная высоким забором территория была залита солнечным светом, а в тени абрикосы сидели водители, отдыхающие между вызовами. На маленькой площадке перед зданием с провинциальной гордостью иностранца приткнулся старенький Ситроен главного врача. Тишина сочилась как будто из самого пространства, странно контрастируя с негромким шумом приезжающих с вызова машин и взрывами хохота водителей. 

-14-я бригада, доктор Ланговой,- прохрипел динамик и мы с Серегой вздохнули, посмотрев друг на друга с привычной смесью усталого раздражения и любопытства, к которым на сей раз примешалась изрядная толика облегчения- на кухне было жарко. Соскочив с 2-го этажа с грацией усталого недо-профи, я взял карточку вызова. Шел всего лишь 2-й год моего врачебного стажа. Но я уже научился носить с небрежной гордостью свой хирургический костюмJ

-Евгенич, там на Кочегарке дед задыхается. Вроде ничего серьезного.

В это время Ирина Валентиновна энергично замахала мне рукой из своего аквариумного кабинета старшего врача. И я пошел туда.

-Вася, ты повнимательней там. Звонил мужик какой-то, представился сыном. Говорок у него приблатненный слегка, может права качать.

Отмахнувшись от такой перестраховки, я выскочил из кабинета и прыгнул в «буханку».

-Кусик, поехали, щас деда раздышим.

-Евгенич, та я уже сам раздышался, может и деда так раздышим?,- заржал водила. Вовка был мелким, всегда веселым водилой, который казался вечно обкуренным, причем даже тогда, когда не забивал косяк-другой. Фамилия была под стать- Кусик.Серега тоже заржал, по-хозяйски при этом начиная закатывать рукава( что ему очень пригодилось впоследствии).

-Слышь, Кусик, то, шо ты «плановой», мы все давно знаем. Давай, не п…и и поехали.

И мы поехали. А на прямой дороге, что идет от автовокзала на выезд из города на нее внезапно выскочили два мужика и бросились нам под колеса. Мгновенно стерший улыбку с лица, Вовка зло нажал на тормоз, и мы остановились. Первым подбежал пожилой мужик. У него тряслись губы и руки.

-Там подрез, скорее, подрез! Туда!

-Та мы же на вызов едем, на другой, - заорал Кусик не выходя из машины.

Бросив короткий взгляд налево, я вышел из машины, а Кусик заткнулся.

-Шо там случилось у вас?

-Мужика подрезали случайно, кровь сильно бежит, умирает он!

Задав еще пару уточняющих вопросов, я взялся за рацию

-«Береза», отвтетьте 14-й

-слушает «Береза»

-Оль, тут мужики на остановили, говорят ножевое ранение, скорее всего проникающее в грудную клетку. Говорят, что вызвали скорую. А у нас же не этот вызов. Что делаем?

-Езжайте на ваш вызов. За вами едет бригада на этот вызов. Мужикам передай, что к ним выехала бригада. Будет через 3-5 минут.

Загрузившись обратно, мы помчались в некоторой вдруг установившейся тишине. Мчались, впрочем, недолго. Близко же все… Вот и дом. Вовка привез нас точно, и Серега не спеша пошел вперед, привычно подхватив чемодан. Дело-то плевое, одышка у деда. 

Дом встретил нас тишиной, чьими-то всхлипываниями…и кровью. Она была на полу, убегая дорожкой куда-то за дом, на улицу. Переглянувшись с Серегой, мы ускорили шаг и..вот она-картина маслом. За столом сидели двое- старик и пожилая женщина. Сидели положив руки в лужу крови на столе. Вокруг них бегал еще один пожилой мужчичок, попеременно прижимая то грудь, то руку. Мужчина за столом тяжело дышал, изредка хватаясь за правый бок ослабевшими пальцами.

-Серега, женщину и бегуна посмотри, руки им перевяжи.Я пока стариком займусь.

Беглый осмотр, аускультация, перкуссия показали следующее: Проникающее в грудную клетку ножевое ранение, ранение правого легкого, открытый пневмоторакс. Острая дыхательная недостаточность.Множественные резаные раны грудной клетки, верхних конечностей.

У женщины- множественные резаные раны верхних конечностей. Проникающих ножевых ранений нет.

-Евгенич, иди сюда. Тут, похоже, и у второго ранение грудной клетки. 

Серега закончил перевязывать и, стирая салфеткой кровь с перчаток, коротко взглянул на себя(а рукава-то уже подвернутые, чистые), а потом на меня и вздохнул. Достал еще пару перчаток и кинул мне:

-Надень. Забыл что-ли?

Надев перчатки( не до стыда тогда было), быстро осматриваю, слушаю, перкутирую бегуна. У него-похожие повреждения: Проникающее в грудную клетку ножевое ранение. Ранение левого легкого, открытый пневмоторакс. Резаные раны левой руки. И я заметался между двумя, подключая системы(пока с физраствором), проводя обезболивание, пытаясь одновременно оценить объем кровопотери(нужны ли коллоидные растворы в связи с этим? С какой скоростью, сколько?) и наладить мониторинг АД( с одним тонометром, ха-ха), оценить наличие/отсутствие легочного кровотечения. 

К тому времени силы стали постепенно оставлять бегуна, и он, задышав тяжело, наконец уселся, а я смог начать собирать анамнез и информацию о случившемся, делая это в коротких перерывах между своими действиями. Серега тем временем, перевязав женщину, умчался звать по рации реанимационную бригаду.

-Что произошло, рассказывайте.

Первым начал говорить бегун.

-Племянник мой только сегодня с зоны пришел после отсидки. Сын вот его(кивнул на старика). Ну, стали отмечать. Посидели, выпили, как полагается. Потом он какой-то злой стал. Ну слово за слово и пошло-поехало. В общем, поругались они. Отец с сыном,короче. Так сын взял нож и отца ударил несколько раз. Я вступился, так он и меня ударил. Пытался руки держать его, не получилось. Женщина, до этого времени сидевшая молча с какой-то застывшей гримасой из смеси страха, боли, раздражения и стыда, вдруг сказала:

-Говорила же ему, что сядет опять. Руки держала, в глаза смотрела. А он ничего не видит, лицо белое, пьяный. Меня вот порезал и ушел..

А я пропускал это все мимо сердца, но не мимо ушей(потом в милицию же сведения передавать), и думал при этом о том, что у нее гемодинамика стабильна, что пульс на лучевой артерии определяется, значит АД не ниже 100-110 мм.рт.ст., тахикардия небольшая, сознание ясное- значит гемодинамика стабильна и тонометр с ее мужа можно не снимать. Объем кровопотери незначителен. У ее мужа давление еще держалось, но частота дыхания росла, а само дыхание становилось более поверхностным. Настало время решать. Кого везти первым? Или везти всех троих? А они влезут в «буханку»? А как я их капать тогда буду? А если будет ухудшение, кого положим на носилки, они же одни? А может, оставить женщину дома? Гемодинамика стабильна, а зашить ее и позже можно….

Тем временем, появились обнадеживающие новости. У обоих мужиков притупление перкуторного тона по средней аксисллярной линии осталось на том же уровне, что и 20 минут назад. Значит, излития крови в плевральную полость не происходит. А это значит, что крупные сосуды скорее всего не задеты, массивного легочного кровотечения нет, ура! Да и гемодинамика стабильна, хоть легкие у них и сколлапсированы. По одному у каждого.

Но все же, кого везти первым….?

И тут приехала наша реанимационная бригада. Они сразу забрали старика, а я повез бегуна и маму. Приняли всех во 2-й больнице сразу, без проволочек, и мы поехали было обратно…Однако остановились на ул. Черного-Диденко и некоторое время сидели молча..

-Славно мы деда раздышали, да Серега?

-Слышь. Кусик, это тебе не траву курить, -заржал серый, а Вовка почему-то обиделся.

-Серега, ты шо, довезли же нормально.

-Ладно, поехали. Надо спросить еще, шо там с тем подрезаным. Евгенич, звоним?

Серега развалился в кресле всем своим немаленьким телом и вдруг сверкнул покровительски-иронично-уважительной улыбкой:

-Нормально справились. Всегда бы доктора так работали, а то понаберут по объявлению..

Конечно, тогда я не знал будущего. И вот,спустя годы, уже в фильме «Аритмия» увидев фельдшера, я вздрогнул. Сходство с Серегой было во всем: в мимике, жестах, манере говорить, входить в вену, даже в лице было сходство, уж не говоря о самом фельдшерском подходе. В общем, Серега был крутой фельдшер. Один из лучших на моей памяти.

Но надо было ехать и, сверкнув бликами стекол в раскаленном воздухе, мы поехали дальше, в донбасское лето..

P.S. А тот мужик, которого подрезали, умер. «Случайный подрез» на деле оказался ранением в сердце. И я нет-нет, да думаю. А если бы мы тогда взяли этот вызов? Не поехали бы на свой. Умер бы он, остался бы жив? И у меня нет ответа. Да и не может его быть. И все же, все же..

P.P.S. А поздно ночью этого же дня наша реанимация на станции спасала жизнь собственной санитарки. Спасала всерьез. Они с водителем уединились в «РАФике» и она…ммммм..короче, чуть не задохнулась спермой. Такая в общем, жизнь была:) 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded